В поисках "волшебной" таблетки.


Есть еще один путь, с которым человечество связывало надежду на быстрое и чудодейственное обретение новых возможностей своего тела. Вспомните хотя бы бытующую в фольклоре разных народов мира «живую воду». Из сюжета в сюжет вершит она чудеса: оживляет умерших героев, возвращает молодость старикам, преображает облик заколдованных злыми чарами персонажей. Иногда вместо «живой воды» возникает в легендах какой-нибудь «корень жизни», редкий злак или трава, в поисках которых отправляются герои в тридевятое царство.

Разумеется, для всех этих сказочных средств легко обнаружить аналоги в реальной действительности. Нет ничего удивительного в том, что людская фантазия наделила воду редкостной способностью, ведь и в наши дни случаются удивительные исцеления, например, у минеральных источников, в местах выхода термальных вод, на соленых озерах. Отсюда, слегка экстраполировав «чудо», уже рукой подать до версии об оживлении погибших. Сегодня, когда мы знаем о стимулирующих гормональных возможностях женьшеня, также весьма просто объясняется его название «корень жизни» и связанные с этим предания об обретении мужской силы и т.д.

Вообще за всю свою сознательную историю человек не прекращал поиски средств, прием которых сообщил бы ему желаемые качества. То и дело какой-нибудь злак, минерал, эликсир или снадобье объявлялось обладающим сверхъестественными свойствами и становилось объектом поисков.
Путь химико-фармакологического воздействия на природу человека уже сегодня обладает таким богатым арсеналом средств, что одно их перечисление заняло бы десятки страниц. Однако, даже не вдаваясь в детальный анализ всех возможностей этого пути, сразу отметим, что и он сопряжен с целым комплексом нерешенных проблем, которые касаются отнюдь не одних только химиков и фармакологов. Опять, как и в изложенных выше главах, здесь требуется пристальное и объективное рассмотрение с точки зрения общественных, социальных, политических, моральных критериев.

Скажем, в последние годы получили самое широкое применение психотропные средства. Воздействие на психическое состояние человека с помощью так называемых транквилизаторов зачастую является единственным способом избавления от недуга. Зачастую — но не всегда. Допустим, человек начинает принимать транквилизаторы без серьезного повода, например, дабы избавить себя от возможных переживаний в предстоящем серьезном разговоре с начальством. Или вообще — просто так, для «поднятий тонуса». Что происходит в данном случае? Этот «избавленный от волнений», искусственно успокоенный и уравновешенный человек в какой-то мере лишается и своего эмоционального естества, собственного характера. А это значит, что происходит вторжение в его личность, изменение этой личности.
Даже такой элементарный пример показывает, с какими проблемами мы можем столкнуться при дальнейшем использовании химико-фармацевтических методов.

Вероятно, у многих еще свеж в памяти фантастический фильм «Мертвый сезон». Помните, газ «эр-эйч» , о котором идет речь? При воздействии минимальных его доз становилось возможным получение «служебных людей». Предполагалось создание «людей-пекарей», «людей-шоферов» и т.п. По замыслу «изобретателей», газ не препятствовал этим «служебным людям» размножаться, но зато избавлял их от таких, например, человеческих качеств, как сомнения, раздумья и т.д. «Ведь не испытывает же вол комплекса неполноценности?»

Эту мысль можно продолжить. «Свою сексуальную потребность вы будете удовлетворять уже без каких-либо эмоций, и ваше отношение к женщине будет равнозначно отношению к зубной щетке. Это будет безразличие. Так как еда и питье перестанут доставлять удовольствие (вообще стыдно подумать, что еда могла когда-то вызывать эмоции), меню станет безразлично. Было бы нужное количество белков и углеводов. На остальное наплевать... Исчезли ревность, любовь, сочувствие. Лишившись способности сочувствовать, люди перестали понимать стремления других. Под влиянием одних и тех же «абсолютно верных» рассудочных доводов они, как автоматы, «все вдруг» принимаются за ликвидацию для всех одинаковых потребностей. Лишенные индивидуальных чувств, они вынуждены в определении своих потребностей полагаться на машины и приборы. Без возникновения новых желаний замкнулся и круг потребностей извечным физиологическим циклом. Попытки узнать что-либо потеряли бы поэтому всякий биологический смысл, всякую цель. Наперед известная и лишенная этим всякой новизны жизнь лишилась бы элемента борьбы и сопротивления» (В. Перлин).

К сожалению, все это не такой уж фантастический допуск. А если говорить о фантастах, то они сулят данному методу абсолютное могущество и уже «изобрели» столько всего, что, кажется, не осталось ни одной сферы человеческой, куда бы не было обещано вторжение всевозможных пилюль.
Правда, это глобальное вторжение заставляет человека задуматься. Одни фантасты изобрели безобидный эликсир, якобы излечивающий от чихания и насморка, а на самом деле он разрушил устоявшийся механизм восприятия запахов, и теперь людям просто некуда деться от навалившихся на них со всех сторон многообразных запахов (Ален Норе. «Эликсир Кюффина»). Другие выдумали фантастический «наркотик правды» (Генри Каттнер. «Котел с неприятностями»), пилюли, которые помогают наполовину оторванной голове срастись с туловищем (Роберт Шекли. «Мусорщик на Лорее»), и еще множество разных снадобий, так что понадобилась даже специальная должность для проверки их действия (Камил Бачу. «Испытатель пилюль»).
И кто знает, какую еще «пилюлю» уготовило нам будущее!



При копировании материала, ссылка на сайт newlife-centr.ru является обязательной.